Григорий Шугаев
главный редактор сайта «ПРОМФРОНТ», политический обозреватель
КОЛОНКА РЕДАКТОРА
АКТУАЛЬНЫЕ ИДЕИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ: ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ, СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО И НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
О публикациях в новом выпуске журнала «Вестник Института экономики Российской академии наук»
Вышел новый, третий в этом году выпуск журнала «Вестник Института экономики Российской академии наук». Как всегда, издание предлагает интересные, и что особенно важно актуальные статьи на злободневные темы экономического развития России. Что крайне приятно — публикации лишены политиканства, популистской риторики, а выводы авторов основаны на строгих научных данных.

«ПромФронт» прежде всего привлекла статья кандидата экономических наук, председателя Экспертного совета Фонда развития промышленности Антона Данилова-Данильяна «Процесс импортозамещения в экономике России: особенности и мифы». В нынешнее время проблематике импортозамещения уделяется очень много внимания в речах чиновников и журналистов, однако решаемость связанных с этим понятием проблем становится все более неуловимой и нереализуемой.

В статье рассматриваются теоретические вопросы импортозамещения в России, а также основные проблемы, с которыми сталкиваются инвесторы, участвующие в реализации импортозамещающих проектов. Анализируются мифы, получившие распространение в связи с проводимой политикой импортозамещения. Предлагаются способы, позволяющие государству стимулировать этот процесс, и приводится ряд примеров из практики функционирования Фонда развития промышленности. Дан прогноз вероятностного сценария развития событий, наиболее благоприятных для масштабирования процесса импортозамещения в России и совершенствования методов управления им.

«Традиционная для России модель развития экономики, ориентированная на экспорт минерального сырья и интеллектуальных ресурсов и на импорт конечных изделий, машин и оборудования, окончательно себя исчерпала, — начинает свою статью автор, — Даже при очень высоких ценах на нефть (средняя цена нефти марки Urals в 2013 г. составила 107,9 долл. за баррель, в 2014 г. — 97,6 долл.) ВВП вырос в 2013 г. лишь на 1,3%, а в 2014 г. — на 0,6%. Принятые ранее долгосрочные и среднесрочные федеральные программы социально-экономического развития страны эту модель изменить не смогли. Ни одна из программ не была выполнена. Большая их часть устаревала уже в первый год. Воссоединение с Крымом, введенные против России санкции и резкая девальвация рубля в конце 2014 г. предопределили простую альтернативу многолетним поискам эффективной экономической политики правительства — курс на импортозамещение. Понимание этого термина, описание системы обеспечивающих мер экономической и промышленной политики неоднозначно. Это приводит не только к постоянной путанице понятий, но и к обвинениям в некомпетентности! Традиционная для России модель развития экономики, ориентированная на экспорт минерального сырья и интеллектуальных ресурсов и на импорт конечных изделий, машин и оборудования, окончательно себя исчерпала. Даже при очень высоких ценах на нефть (средняя цена нефти марки Urals в 2013 г. составила 107,9 долл. за баррель, в 2014 г. — 97,6 долл.) ВВП вырос в 2013 г. лишь на 1,3%, а в 2014 г. — на 0,6%. Принятые ранее долгосрочные и среднесрочные федеральные программы социально-экономического развития страны эту модель изменить не смогли. Ни одна из программ не была выполнена. Большая их часть устаревала уже в первый год. Воссоединение с Крымом, введенные против России санкции и резкая девальвация рубля в конце 2014 г. предопределили простую альтернативу многолетним поискам эффективной экономической политики правительства — курс на импортозамещение. Понимание этого термина, описание системы обеспечивающих мер экономической и промышленной политики неоднозначно. Это приводит не только к постоянной путанице понятий, но и к обвинениям в некомпетентности!».

Особенно «ПромФронту» импонирует высказанная в статье мысль Антона Данилова-Данильяна, что «Создание принципиально новых отраслей и видов предпринимательской деятельности — это тоже импортозамещение, только носящее упреждающий характер, уменьшающее зависимость от импорта в будущем, т. е. своего рода «импортоопережение».

Необычайно интересен анализ автором мифов, связанных с проблемами импортозамещения. Очень бы хотелось, чтобы эти мысли были приняты во внимание политиками, чиновниками и представителями СМИ. Антон Данилов-Данильян убедительно выявил целых одиннадцать (!) заблуждений на этот счет, и на наш взгляд это слишком много для того, чтобы политика импортозамещения дала бы хоть какие-то значимые, качественные результаты. Однако автор считает, что «главное, чтобы мифы не сбивали с курса на продолжение рационального импортозамещения. Поэтому опровержение уже возникших мифов — важный элемент для развития этого процесса, его естественного масштабирования и для совершенствования методов управления им. Ведь импортозамещение — уже реальность для современной российской экономики. А для некоторых из отмеченных выше подотраслей — необратимая реальность.

Наверняка заинтересует читателей статья академика РАН, главного научного сотрудника Института экономики РАН Ивана Буздалова «Теория и проблемы современного кооперативного движения в России». На заре перестройки обывателя явно «перекормили» этим термином, обещавшим к тому же панацею от всех экономических бед поздней социалистической экономики. Однако, от этого кооперация не перестает быть реальным экономическим понятием и явлением. И именно сейчас идеи кооперации могут помочь решить многие проблемы развития особенно сельского хозяйства в России.

«Статья посвящена теоретическим основам и современному состоянию кооперативного движения в России, — пишется в аннотации к этой интересной публикации, — Конкретный анализ проведен на материалах традиционной в стране после крестьянской реформы 1861 г. сельскохозяйственной кооперации. Отмечено серьезное отставание в ее теоретической разработке с учетом качественных изменений в принципах и мировой практике кооперативной деятельности. Выявлены причины, препятствующие возрождению и повышению эффективности этой деятельности и вызывающие существенную деформацию рациональной аграрной структуры сельского хозяйства. Обоснована необходимость и определены направления радикальных изменений в кооперативной политике и кооперативном законодательстве. Статья посвящена теоретическим основам и современному состоянию кооперативного движения в России. Конкретный анализ проведен на материалах традиционной в стране после крестьянской реформы 1861 г. сельскохозяйственной кооперации. Отмечено серьезное отставание в ее теоретической разработке с учетом качественных изменений в принципах и мировой практике кооперативной деятельности. Выявлены причины, препятствующие возрождению и повышению эффективности этой деятельности и вызывающие существенную деформацию рациональной аграрной структуры сельского хозяйства. Обоснована необходимость и определены направления радикальных изменений в кооперативной политике и кооперативном законодательстве».

«Историческая роль кооперации заключается в основанной на личном интересе ее участников и мотивации к более рациональному использованию ограниченных ресурсов и повышению эффективности производства, — особо отмечает автор, — Особые стимулирующие экономические и социальные функции кооперативная форма деятельности выполняет в сельском хозяйстве, вовлекая в процесс устойчивого развития отрасли огромный потенциал малого бизнеса, семейных крестьянских хозяйств через сеть первичных фермерских кооперативов, их отраслевых союзов и национальных кооперативных систем. Во многих странах на рынок поставляется до ⅔ высококачественной, экологически чистой продукции, выполняются в больших масштабах различные обслуживающие функции. Мощный кооперативный сектор оптимизирует социальную структуру отрасли. В России такой сектор практически отсутствует, что является одной из существенных причин структурного и общего системного аграрного кризиса. Возрождение кооперативного движения на селе предполагает преодоление серьезного отставания в разработке его теоретических основ, формирование адекватной этим основам кооперативной политики с соответствующим радикальным обновлением кооперативного и общего аграрного законодательства».

Социально-экономическую ущербность проводимой ныне политики академик Иван Буздалов видит «прежде всего в отношении государства к крестьянству как «полуперсоне», а к сельскому хозяйству — как к донору, вместо того чтобы, следуя опыту «всех развитых стран», к использованию которого призывает Президент Р Ф В. В. Путин, обеспечить государственный приоритет его всестороннего развития. Эта политика не обеспечивает упорядочения отношений собственности, прежде всего земельной, а дезорганизует эти отношения. Крестьяне не только не получили обещанного в начале нынешних реформ права частной собственности на землю, но лишаются предоставленных им бумажных земельных долей. Они остаются с пустыми руками, поэтому им нет места в кооперации, а кооперации не остается места в социальной аграрной структуре, которая приобретает ложную стратегическую направленность. Проводимая аграрная политика ведет к одностороннему увлечению гигантоманией, ярким выражением которой являются доводимые до запредельных размеров агрохолдинги, выдаваемые их организаторами за «эффективных собственников». В действительности они не показывают преимуществ ни в экономической эффективности, в показателях рентабельности, фондоотдачи, ни в воспроизводстве плодородия земли, ни в экологических последствиях деятельности. Они не способствуют реализации права частной собственности и личного интереса непосредственных производителей, а наоборот, преуспевают в проявлениях монополизма на агропродовольственном рынке, ресурсорасточительстве, фактическом подавлении кооперативного движения».

«Пока селяне в целом, а владельцы ПСХ в особенности, довольствуются мизерными подачками этой поддержки, составляющей около 40% даже «разрешенных» ВТО, дискриминационных для аграрного сектора России, размеров, в 10−15 и более раз меньших в расчете на 1 га пашни, чем в развитых странах и в Китае. В этом главная причина фактической убыточности сельского хозяйства России, «сползания» его в безвылазную долговую яму, запустения (или, по словам В. В. Путина на заседании Госсовета Р Ф по нацпроектам и демографической политике 21.04.2014 г., «замирания жизни») на все более обширной сельскохозяйственной территории страны, где уже некому заниматься ни кооперацией, ни сельским хозяйством вообще» — так завершает публикацию автор.

К наиболее актуальным и обсуждаемым проблемам современного политического и экономического дискуса принадлежат вопиющие проблемы так называемой «реформы образования». Особенно споры обострились после недавней смены министра образования и науки. Стало очевидно, что образование является одной из главнейших проблем не только развития страны, но и выживания русского народа. Поэтому крайне отрадно, что «Вестник Института экономики Российской академии наук» на своих страницах счел необходимым опубликовать статью на крайне важную и концептуальную тему наблюдаемой нами деконструкции народного образования. Поистине бесценна публикация «Образование» и «услуга»: размышления над понятиями» Анатолия Архипова, доктора экономических наук, профессора, главного научного сотрудника Института экономики РАН и Ирины Шацкой, кандидата экономических наук, доцента Института инновационных технологий и государственного управления Московского технологического университета.

В статье раскрыто современное толкование понятия «образовательная услуга». Авторы настаивают, что односложное понимание образовательной деятельности как процесса предоставления услуг для удовлетворения образовательных потребностей и интересов личности грозит серьезными проблемами. Эти проблемы не только нивелируют системообразующую функцию образования, но также чреваты экономическим и духовным упадком.

«Рыночная экономика трансформировала формализованное восприятие образовательной деятельности, превратив ее в процесс оказания образовательных услуг, — сразу обращают внимание читателя авторы, — Система образования при этом практически перестала рассматриваться как социальный институт, обеспечивающий воспроизводство интеллектуального и духовно-нравственного потенциала общества, и превратилась в поставщика общественно значимых благ, имеющих потребительную стоимость и способность выступать в качестве объекта сбыта. Парадоксально, что сочетание «образовательная услуга» фигурирует в большинстве нормативных документов, регулирующих образовательную деятельность, включая Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации», а также Федеральную целевую программу развития образования. Однако ни один из этих документов не содержит официального определения образовательной услуги».

Анатолий Архипов и Ирина Шацкая утверждают: «Система образования — это важнейший социальный институт, который не только обеспечивает воспроизводство человеческого капитала, накопление и сохранность интеллектуального, культурного и исторического наследия нашей страны, но является также основой для духовно-нравственного развития российского общества. Однобокое же потребительское восприятие образования в качестве услуги, поставляемой индивиду в целях удовлетворения его так называемых образовательных потребностей, порождает две взаимосвязанные проблемы: во-первых, происходит искажение основополагающих целей образования, что препятствует общественному пониманию его истинного внепотребительского смысла; во-вторых, что является закономерным следствием предыдущего утверждения, ведущие оценочные характеристики нынешней системы образования носят подчеркнуто декларативный характер. Если, как зафиксировано в Законе, целью образования является интеллектуальное, духовно-нравственное, творческое, физическое и профессиональное развитие человека, ее реализация требует детальной проработки соответствующей стратегии образования. Отсутствие стратегии чревато раздробленностью сил, интересов и ресурсов, хаотичностью развития системы».

Авторы статьи убеждены, что сочетание в означенной цели неоднородных характеристик обязывает при разработке стратегии обеспечить согласованность национальной образовательной политики с политикой в области культуры, физического развития и спорта, интересами предпринимательского и научного сообщества. В стратегии образования должны быть отражены:

 — приоритеты, цели и задачи управления образовательным процессом в России, а также эффективные способы их достижения;
 — оценка состояния действующей системы образования и набор показателей ее развития;
 — сроки, этапы и ожидаемые результаты планируемых мероприятий по развитию системы образования;
— обоснование состава и содержания государственных программ России в сфере образования.

«До тех пор, пока не будет устранена сформулированная выше проблема, не иссякнут трудности, препятствующие как эффективному управлению образовательной деятельностью, так и решению актуальных государственных задач, порождая тем самым экономический и культурный упадок, а также разрушение национального духовного единства» — так категорично, но справедливо на наш взгляд заканчивают статью Анатолий Архипов и Ирина Шацкая.
В новом номере журнала читатель найдет еще много интереснейших статей, достойных тщательного прочтения и анализа. Весь выпуск находится в открытом доступе.
Made on
Tilda