ПРОМФРОНТ

Хочу идти в гору!

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОМФРОНТА
Станислав Абдурахманов

Лингвист, член общественного комитета «ПромФронт»
Часто вспоминаю своего деда. Его рассказы про геолого-разведывательные экспедиции, в которых порой не было ни еды, ни воды, но практически всегда экстрим – почти как в «Выжившем», разве только без индейцев.
Он был выдающимся, мой дед Камиль Абдурахманов. Всю жизнь проработал геологом — в Казахстане, на Байкале, участвовал в разработке Ухтинского месторождения газа в 70-е годы. Мне всегда, с самого детства, хотелось быть таким, как он. Так же, как он старался быть похожим на своего отца — орденоносца, героя трех войн: Первой мировой, Финской и Великой Отечественной.

Дед любил повторять: «Береги честь смолоду!» Он был очень целостным человеком, настоящим, мужественным… И очень трепетно относился к бабушке. Впервые увидел ее, когда ему было восемь лет, а ей — чуть меньше, и всё… влюбился. На всю жизнь. Про них можно сказать — «жили долго и счастливо и умерли в один день», дед пережил бабушку всего на полгода. Им было 80.

Чем старше я становлюсь, тем чаще думаю о них, о нём. Он мальчишкой пережил войну, много и трудно работал, как будто всю жизнь поднимался в гору и на вершине своей жизни был вполне счастлив — окруженный любящий семьей, заработавший вполне достойную пенсию.

А я? Каким буду я? Ловлю себя на мысли, что, наоборот, будто спускаюсь с какой-то горы, еще чуть-чуть – и кувырком полечу… куда? в пропасть? Нет, я получил очень хорошее образование, я тоже люблю и умею работать, так же, как дед, обожаю свою семью, свою дочь. Но он всегда понимал: его финишная прямая — это стартовая площадка для его сына, его внуков, он знал, к чему идет, для чего, для кого. И он, как и все представители того поколения, не отделял будущее своей конкретной семьи от будущего всей страны… А мы? Ведь мы просто пытаемся выжить здесь и сейчас, боясь даже думать о том, что ждет наших детей (про внуков вообще молчу). Нет, конечно, кто-то детей и внуков, и даже правнуков обеспечил. Но, во-первых, этих «кого-то» меньшинство, и я к ним не отношусь, а во-вторых, история доказывает — деньгами, недвижимостью, золотом, акциями невозможно купить безбедное будущее детям, если у них не будет возможности реализовать себя, развивать свой собственный потенциал, идти к вершине своей горы.

А в нашей стране, к сожалению, сейчас всё меньше условий для этого восхождения. С каждым годом — всё меньше. А в другую страну я не хочу. Значит, надо что-то менять. Просто нет другого выхода. Нет, я не мечтаю о небесных крендельках и какой-то призрачной, но манящей стабильности для своих детей. Пусть их дорога тоже будет трудна и интересна, пусть будут и падения, и взлёты — это нормально, это жизнь, без этого даже как-то скучно. Но пусть у них будет какая-то стартовая площадка, чтобы было что развивать, от чего отталкиваться, а то ведь сейчас на этой «взлётной полосе» последний бетон отколупывают…

ПОКАЗАТЬ ЕЩЕ
Made on
Tilda