КОЛУМНИСТЫ

Капля мёда в бочке дёгтя

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОМФРОНТА
Анастасия Борисова
В моей фейсбучной ленте среди апокалиптических настроений, вечных котиков разной степени пушистости и наглости, результатов тестов из разряда «Каким динозавром Вы бы были, если бы жили в мезозое?» встречаются странные, казалось бы, статусы. Люди пишут, что они стали намного счастливее. Здесь и сейчас. В России начала 2016-го года. С рублевой, заметьте, зарплатой.
Причина, по которой эти люди не жалуются и не стонут, не впадают в депрессию, а, напротив, радуются и наслаждаются жизнью, проста — они умеют минусы обращать в плюсы. Я не собираюсь скатываться в цинизм, утверждая, например, что стресс от потери работы омолаживает организм, но, как и эти счастливцы, попробую найти положительные моменты в нашей новой экономической реальности.

Прежде всего, кризис — самое подходящее время для вложений в образование, для развития новых навыков и знаний. И для этого совсем не обязательно тратить серьезные финансовые ресурсы. Благодаря возможностям Интернета сейчас можно с минимальными затратами или совершенно бесплатно научиться многому, было бы стремление.

Долгое время экономность и бережливость европейцев были у россиян объектами для насмешек. Но в нынешних условиях мы сами перешли к разумной экономии, бережному и вторичному использованию вещей. И это несомненный плюс. В охоте на акции и скидки я вижу зерно рациональности, а в полумиллионном кредите, взятом моими знакомыми на проведение свадьбы четыре года назад — неконтролируемое безумие. Особенно если учесть, что брачующиеся заемщики развелись через год после церемонии. Экономия не равна жадности. Мы начали экономить, но при этом по-прежнему остаемся гостеприимными и хлебосольными.

Повышение качества обслуживания — положительный эффект от того, что шопинг перестал быть национальным видом спорта. Помню, я застыла от удивления, когда где-то в конце 2014-го впервые услышала от продавца пожелание «Хорошего дня!». «Have a nice day!» — фраза, которую я слышала в путешествиях десятки раз за день, но кальку с которой поначалу было непривычно слышать в родном городе. Со спадом потребительской активности российские продавцы стали дружелюбнее и внимательнее. Они наконец-то стали понимать, что любой клиент ценен. И тот, который купил всего лишь коробку шпилек, и тот, который просто зашел в магазин от нечего делать, но, может быть, завтра вернется за покупкой. Печально осознавать, что эти перемены вызваны сложной экономической ситуацией, но я питаю надежду, что отношение продавцов к покупателям не сменится на пренебрежительное, когда придут лучшие времена.

В целом, по моим наблюдениям, отношения между коллегами, соседями, знакомыми улучшились — мы все в одной лодке и поддерживаем друг друга. Предприниматели, ищущие новые пути развития бизнеса, также понимают, что правильные отношения в сложный период, когда возможности для финансового стимулирования ограничены, — залог того, что работники с радостью подхватят новаторские идеи и охотно выполнят свои обязанности.

И о путешествиях. По понятным причинам в 2015 году международный туризм просел на 40%, а внутренний получил импульс к развитию, и многие заново открывают для себя свою родную страну. За последнее время я наконец-то навестила всех своих друзей, которые живут в разных российских городах. Я не виделась с ними годами, радость от этих встреч не имела границ, и это были одни из самых приятно-расслабленных путешествий, которые у меня когда-либо случались. Безусловно, я за свободу выбора во всем, и направлений для поездок в том числе. Но нынешний экономический кризис открыл для меня очень важную вещь. Гурманские впечатления от фисташкового джелато или стейка по-флорентийски — настоящее событие для человека, который может минут двадцать описывать начинку моцарткугеля, но я действительно готова участвовать в данных событиях реже, чем раньше. При условии, что с друзьями я буду видеться чаще.

Д. И. Менделеев в своем труде «О народном просвещении России» писал: «Жизнь представляет сочетание материальных потребностей с духовными, эгоистических с альтруистическими и дел со словом». Я вижу пользу от сегодняшней ситуации в том, что жизненные ориентиры — мои собственные и многих моих сограждан — смещаются от сверхпотребления к саморазвитию, от слов к делу.

Кризис — это не только тяжелое положение, но и перелом, пора переходного состояния, фактор роста. Трудные времена — это возможность обновления на любом уровне, включая промышленно-технологический потенциал национальной экономики. Каждый сейчас имеет повышенную мотивацию к тому, чтобы не только стать лучше самому, но и сделать лучше мир вокруг себя. Мы можем. Мы будем.

Made on
Tilda