ПРОМФРОНТ

«Когда на смерть идут — поют…»

К 75-летию начала Великой Отечественной войны. «Промфронтовцы» выбрали десять стихотворений о войне
ПРОМФРОНТ
Мы — внуки русских солдат, а для русского человека защищать Родину всегда было проявлением глубоко воспринятого долга.

Нами этот долг воспринимается через самые пронзительные строки советской военной лирики. О той войне мы думаем словами воевавших поэтов.

Фото на обложке:
Эммануил Евзерихин.
Батарея ведет огонь по обороняющимся немецким войскам. Беларусь, лето 1944 года.

Игорь Кондратьев
Липецк
ИОН ДЕГЕН

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Декабрь 1944

Юлия Кондратьева
Липецк
КОНСТАНТИН СИМОНОВ

Майор привез мальчишку на лафете.
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.

Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.

Отец был ранен и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.

Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой…
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой…

Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку,
Домой придти не сможет до конца.

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

1941

Станислав Абдурахманов
Москва
АЛЕКСАНДР МЕЖИРОВ

Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.

По своим артиллерия бьет.
Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали, —
Из окопов никто не уйдет.

Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпиным скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она — по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит…
По своим артиллерия лупит, —
Лес не рубят, а щепки летят.

1956

Александр Поляков
Санкт-Петербург
ВАДИМ КОРОСТЫЛЕВ

Ленинградские мальчишки

В далеком, тревожном военном году,
Под гром батарей у страны на виду.
Стояли со взрослыми рядом
Мальчишки у стен Ленинграда.

На парте осталась раскрытой тетрадь
Не выпало им дописать, дочитать,
Когда навалились на город
Фугасные бомбы и голод.

И мы никогда не забудем с тобой,
Как наши ровесники приняли бой.
Им было всего лишь двенадцать
Но были они ленинградцы!

1958

Григорий Шугаев
Москва
АРСЕНИЙ ТАРКОВСКИЙ

Стояла батарея за этим вот холмом,
Нам ничего не слышно, а здесь остался гром.
Под этим снегом трупы еще лежат вокруг,
И в воздухе морозном остались взмахи рук.
Ни шагу знаки смерти ступить нам не дают.
Сегодня снова, снова убитые встают.
Сейчас они услышат, как снегири поют.

1942

Светлана Никова
Липецк
ЮЛИЯ ДРУНИНА

Я столько раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

1943

Ирина Подуражная
Санкт-Петербург
РАСУЛ ГАМЗАТОВ

Нас двадцать миллионов

От неизвестных и до знаменитых,
Сразить которых годы не вольны,
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.

Нет, не исчезли мы в кромешном дыме,
Где путь, как на вершину, был не прям.
Еще мы женам снимся молодыми,
И мальчиками снимся матерям.

А в День Победы сходим с пьедесталов,
И в окнах свет покуда не погас,
Мы все от рядовых до генералов
Находимся незримо среди вас.

Есть у войны печальный день начальный,
А в этот день вы радостью пьяны.
Бьет колокол над нами поминальный,
И гул венчальный льется с вышины.

Мы не забылись вековыми снами,
И всякий раз у Вечного огня
Вам долг велит советоваться с нами,
Как бы в раздумье головы клоня.

Перевод Я. Козловского

1979

Анастасия Борисова
Архангельск
АННА АХМАТОВА

Постучи кулачком — я открою.
Я тебе открывала всегда.
Я теперь за высокой горою,
За пустыней, за ветром и зноем,
Но тебя не предам никогда…

Твоего я не слышала стона.
Хлеба ты у меня не просил.
Принеси же мне ветку клена
Или просто травинок зеленых,
Как ты прошлой весной приносил.

Принеси же мне горсточку чистой,
Нашей невской студеной воды,
И с головки твоей золотистой
Я кровавые смою следы.

1942

Алексей Шутов
Москва
СЕМЕН ГУДЗЕНКО

Перед атакой

Когда на смерть идут — поют,
а перед этим
можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв —
и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черед,
За мной одним
идет охота.
Будь проклят
сорок первый год —
ты, вмерзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв —
и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже
не в силах ждать.
И нас ведет через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий.
А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей
я кровь чужую.

1942

Алексей Рубцов
Москва
АЛЕКСЕЙ РУБЦОВ

Под Калугой

Над пустыми холмами
Лишь небес бирюза.
Я иду вместе с Вами
Вижу ваши глаза.

Я невидим для глаза
Вам не слышно шагов
Я ничто и всё сразу
Ни друзей, ни врагов.

Я живу здесь и помню
Ад кромешный и смерть
Как умывшийся кровью
Я хотел умереть.

Как земля поднималась
Надо мной на дыбы
И меня не осталось
И не стало судьбы.

Без звезды, без ограды
Без чинов и наград
Лёг в полях безотрадных
Молодой лейтенант

Вы пройдёте над местом
Где лежит мой скелет
Никому неизвестным
Вот уже много лет

Вы хотите увидеть,
Попытаться понять,
Чтобы времени нити
Здесь в руках подержать.

Я стою вместе с вами
И смотрю в горизонт
Там своими телами
Все мы двигали фронт.

Вам домой возвращаться
Мне здесь вечно бродить
Не могу попрощаться
Да и что говорить.

Нет ни сына, ни внука
И меня не найдут
Я погиб под Калугой
В сорок третьем году.

2015
Made on
Tilda