ПРОМФРОНТ:СЕВЕР
Михаил Колманов
Участник движения "ПРОМФРОНТ"
trassa.narod.ru
Я родился в Мурманске. По линии отца все в моей семье связаны с морем. Дед у меня здесь воевал, был старшиной торпедного катера, после войны стал капитаном-наставником тралового флота. Отец закончил обе мурманские мореходки.

В 6 лет отец привил мне любовь к лыжам и отвел в Школу олимпийского резерва, где меня тренировал Василий Михайлович Сачков. По глупости я заниматься бросил, но к лыжам остался привязан — до сих пор бегаю. Это такая любовь, на всю жизнь.

После службы в армии отучился в Высшей мореходке, четыре года ходил в море электромехаником. В 90-е, в «темные» времена, ушел на берег. Потом предложили пойти на военную службу. Специфику службы не буду объяснять, она связана с границей. Бывал в горячих точках. В прошлом году вышел на пенсию в чине подполковника.
Раньше  Мурманск был очень многолюден, а атмосфера дышала доброжелательностью. О приветливости и доброте мурманчан просто ходили легенды! Все были отзывчивы и никто никогда никому не отказывал в помощи. Как бы там ни было, всегда находились варианты, как человеку помочь. Вот такая сплоченность и солидарность были. В девяностые все стали друг от друга отгораживаться.

Мурманск — индустриальный город. Специально для нашей промышленности строились четыре больших энергоблока Кольской АЭС. При этом у нас еще были каскады других ГЭС и знаменитая Кислогубская приливная электростанция, которая работала на энергии приливов и отливов. Электроэнергии было нужно много — портам, строителям, заводам, воинским частям.

barentsobserver.com
Сейчас вся промышленность встала, работы почти нет. Остались рыбаки, работающие вахтовым методом. Осталась мурманская судоверфь, но после принятия закона о госзаказах, предприятия верфи загибаются, потому что никто сюда не едет ремонтироваться: высокие расценки, потенциал предприятий фактически исчерпан, потому что нового оборудования нет.

В хорошем рабочем состоянии сейчас — только «Атомфлот». Это всероссийская база, которая обеспечивает навигацию по всему Северному морскому пути. Торговый флот представлен номинально.

Судоремонтный завод Мурманского морского пароходства дышит на ладан, вплоть до того, что против владельцев в 2012 году заводились уголовные дела, потому что они не справлялись.
murmansk-foto.ru
Народ из города уезжает. Чтобы сохранить уровень городского населения на уровне 300 тысяч к Мурманску присоединили населенный пункт Росляково.
Потенциал Кольского полуострова огромен. Непонятно, почему к нему такое отношение. У нас есть прибрежные поселки — Териберка, Ура-Губа. Жители которых традиционно занимались рыболовством: владели маломерными судами и весь их улов поступал на внутренний рынок, что значительно снижало цену на рыбопродукцию внутри России.

Но за короткий период — 2010−2014 годы — был фактически уничтожен весь маломерный прибрежный флот. Одним росчерком пера Минтранса. Из 95 судов осталось где-то 15. Поправки к закону с одной стороны правильные, но с другой стороны, надо понимать, что такое маломерные суда. К ним нельзя применять те же критерии, как к крупнотоннажным. Как именно записать в реестр малотоннажные суда, а тем более их расценку, никто не оговаривал. А суммы выплат для маломерных судов получаются такими же, как для крупнотоннажных — огромными. Ни один владелец маломерного судна их не потянет.

Комитет по рыбному хозяйству не может отвечать за действия Минтранса. Писать в Минтранс народ боится. Рыбаков сейчас очень сильно зажимают. Существует закон об охране водно-биологических ресурсов, который у нас исполняет пограничная служба ФСБ России. НИИ, которые должны проводить исследования по нашему Баренцеву морю недополучают финансирование, и полные исследовательские программы они проводить не могут. В результате, например, сегодня очень занижена квота на вылов краба. В Норвегии уже объявляют экологическую катастрофу и поощряют ловлю краба, у нас — наоборот, и эта тема почему-то закрытая.
lilekootherd.livejournal.com
Выход есть. Как у Высоцкого поется: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Нам не хватает харизматических лидеров, которые проявят внимание и любовь к нашему краю и начнут что-то развивать.
Мурманск — важный стратегический форпост нашей страны в исследовании Арктики. Единственный незамерзающий порт, навигация у нас может идти круглый год.

Развитие в Мурманске промышленности я связываю только с новыми технологиями. У нас есть Кольский филиал Академии наук, где могут разрабатываться технологии, которые можно использовать и в более суровом климате. В Мурманске климат, можно сказать, мягкий. По сравнению с Воркутой и Дудинкой.
«Север может развиваться без внешней помощи. Нужен первоначальный импульс»
— Михаил Колманов
Made on
Tilda