ПРОМФРОНТ
«Стальная кофта Маяковского»
«Маяковская» — самая известная и самая красивая в мире станция подземки. Шедевр стиля ар-деко, созданный в 1938 году. Как найти на «Маяковке» розовый марганец, «шепчущую галерею» и квадраты Малевича, рассказывает ПРОМФРОНТ.
Мозаики, летящие арки, свет, высота, свобода и воздух – главные черты «Маяковской». Окончательный проект станции разработал один из самых талантливых «архитекторов метро» - Алексей Душкин. Именно он принял решение украсить станцию мозаиками и пригласил в проект художника Александра Дейнеку. Вместе они и создали этот «волшебный мир» подземки.
Алексей Душкин
Архитектор
Свет – главный конструктивный элемент пространства.
Александр Дейнека
Художник
Спустись в метро, подними голову, гражданин, и ты увидишь небо – мозаичное, ярко подсвеченное; если ты забыл, что над плафонами лежит толща московской земли толщиной 40 метров, и тебе легко и бодро в этом подземном дворце, по которому невидимо проносится, обвевая твое лицо, мощная струя очищенного от пыли прохладного воздуха, – задача архитектора и художника решена.
Юрий Олеша
Писатель
В Москве два памятника Маяковскому: один - статуя, к которой он, по всей вероятности, отнесся бы строго, и другой - станция метро его имени, от которой он, влюбленный в индустриальное, несомненно, пришел бы в восторг.
Это очень красивая станция - со стенами из стальных арок, где сталь, в основном оставленная, так сказать, в натуре, в качестве цвета, местами выкрашена в сурик. Соединение этих двух цветов напоминает машины, оно именно очень индустриально.
Однажды эти арки показались мне гигантскими прорезями для рук в некоем жилете. В следующее мгновение я уже знал, что представляет собой эта станция.
- Стальная кофта Маяковского, - сказало мне воображение.
Вот как хорошо: он, носивший желтую кофту футуриста, теперь может предстать перед нами в стальной кофте гиганта.
Арки вдоль платформ: части дирижаблей и чудеса с монетками
Стальные конструкции такого плана в архитектуре никогда прежде не применялись. Идею архитектора Душкина некоторые считали безумной.

Одна из народных легенд о стальных арках «Маяковской» гласит - арки сделаны из ребер первого дирижабля Циолковского. Красиво, но не точно. Проектировать арочные дуги из хромированной стали архитектору помогал знаменитый авиаконструктор А.И. Путилин (создатель самолетов АНТ-2 и АНТ-3). Сделаны арки на заводе «Дирижабльстрой» на том же самом оборудовании, что и дирижабль Циолковского, но деталей самого дирижабля на станции нет. Зато нам точно известно, что арки «Маяковской» приносят удачу.
Надо сделать
Загадать желание, взять двух- или пятирублевую монету, прижать ее к стальному желобу арки и слегка толкнуть – монета легко поднимется и, не отделяясь от металла, сделает полукруг и опустится по соседнему столбу. Получилось? Сбудется!
Если монета не слушается, а удача яростно необходима - меняем арку, силу запуска или саму монету. Чудо обязательно случится, мы уже сто раз проверили!
«Шепчущая галерея»
Нетривиальный способ признаться в любви, раскрыть тайну или сделать предложение.
Надо сделать
Встать очень близко лицом к колонне с одной стороны платформы, а собеседника отправить к колонне на противоположную сторону. Тихо сказать в колонну заветные слова. Если ваш адресат приблизит ухо к колонне, то услышит ваш шепот даже в час пик. Наоборот работает точно так же: вам шепчут – вы слышите.

Из уважения к месту можно шептать в колонну стихи Маяковского, например, вот эти, благодаря которым у архитектора Душкина и сложилась почти вся художественная концепция:

Надо мною

небо.

Синий

шелк!

Никогда

не было

так

хорошо.

Тучи -

кочки,

переплыли летчики.

Это

летчики мои.

Архитектурный фокус – колонны соединены одной направляющей, которая дает звуку беспрепятственно распространяться.
Подсказываем: слышнее всего у колонн, которые ближе к эскалатору.
Колонны: найти розовый марганец
Колонны украшены полосами родонита розово-фиолетовых оттенков, уральским розовым марганцем. Родонит – это минерал, который образовывается в условиях контакта магмы с породами, богатыми марганцем. Страна СССР была первой в мире по добыче марганца, и после её распада крупнейшие месторождения марганцевых руд и промышленное производство марганцевой продукции оказались в Грузии и на Украине. Сегодня в России высококачественный электролитический марганец не производится вообще. Месторождения есть, но на них пока никто не работает. На колоннах «Маяковской» - самый редкий вид марганца, но его уже почти везде заменили мрамором.
Надо сделать
Искать настоящий розовый марганец. Найдете подлинный – дотроньтесь.
Остатки родонита вынимать из колонн «на память» не нужно – испортится карма. Пусть у потомков тоже будет шанс эту редкость рассмотреть.
Полы: «квадраты Малевича»
Алексей Душкин
Архитектор
«…полы было решено «посвятить» прошлому. Квадраты Малевича, футуристические квадраты из мрамора чередуются - красный на белом фоне с чёрным на белом фоне, а вверху мозаики должны тематически отобразить творческий подъём масс». «Квадраты» Казимира Малевича как символ «прошлого» говорят о начале, самом раннем этапе творчества поэта, когда он сам называл себя «футурист Владимир Маяковский».
Надо сделать
Замереть, рассмотреть, на всю жизнь запомнить пропорции.
Сколько раз вы пробежали по вестибюлю, не подозревая, что под ногами спокойно, с 1938 года, лежат самые знаменитые в мире символы русского авангарда?
Плафоны потолка: «небесные» мозаики Александра Дейнеки
Алексей Душкин
Архитектор
«…Интерьер станции был решён только в основных чертах, название «Площадь Маяковского» обязывало к большему. «Надо мною небо – синий шёлк!»- говорил индустриальный лирик. Индустриальная тема отражена сущностью стальной конструкции, а вот лирика должна была найти своё место. Прорывы в небо куполами привели к решению осветительных куполов с тематическими вставками из мозаик (иного материала быть не могло)».
Александр Дейнека
Художник
«…Тридцать пять куполов, тридцать пять плафонов. Какое богатство тем рождается в голове. Сменяясь, проходит ряд картин: стройки страны, тракторы и комбайны идут по необъятным колхозным полям, цветут сады, зреют плоды, небеса день и ночь заняты самолётами, молодёжь героически работает и замечательно отдыхает, готовя себя к труду и обороне… Жизнь СССР бьётся полным пульсом круглые сутки.

Так определилась тема панно – Сутки страны советов».

Весь мозаичный ансамбль набрали в ленинградской мастерской Владимира Фролова примерно за 8 месяцев (невероятно короткий срок).

Сегодня мы видим 34 овальные ниши, украшенные мозаичными панно из смальты по эскизам Александра Дейнеки. На мозаиках изображены утро, день и вечер счастливой страны СССР.

После установки мозаик Дейнека горько вспоминал:
Александр Дейнека
Художник
«…к сожалению, практика работ показывает, что архитектор не всегда вовремя включает в работу живописца и скульптора. По этой же причине стряслась беда и с мозаиками на станции «Маяковская». Архитектор размельчил купола и запроектировал их слишком глубокими, с двойным куполом, благодаря чему мозаики, скрытые первым куполом, прячутся от зрителя.

Масштабы каждой из них малы для высоты, на которой они висят. Смотреть их можно почти только в зенит, <тогда как> более выгодна точка зрения сбоку – от перрона… к этому поневоле обязывало расположение плафонов…».
Художника расстраивало решение архитектора. Многие пассажиры метро, неоднократно проходящие по вестибюлю «Маяковской», попросту не замечают мозаик.

Нужно остановиться и поднять голову. Только так можно заметить, что архитектор дополнительно поднял панно и убрал плафоны с мозаиками из видимого потолочного свода.
Мозаики ушли из реального пространства, стали «невидимыми», по-настоящему «небесными», частью второго измерения, которое откроется только тому, кто покажет свою «волю видеть» - остановится и поднимет голову.
Надо сделать
Пройти весь вестибюль и понять, какие плафоны – утро, какие – день, а какие – вечер. Подсказываем: мозаики с утренними сюжетами начинаются сразу от эскалаторов.

Ещё можно решиться показать классический пример безумия и отваги – расстелить на ласковом мраморе между квадратами Малевича коврик для йоги, лечь на спину, произнести мантру Маяковского: «Надо мною небо. Синий шелк! Никогда не было так хорошо» и рассматривать гениальные мозаики Дейнеки, никого не стесняясь, пока метро не закроется.

Через сто лет пропадёт острый идеологический привкус и останется только чистый образ времени, созданный Александром Дейнекой. Люди будут видеть, что в СССР в первой половине 20 века всегда было тепло и солнечно, уютно гудели аэропланы, лучились счастьем спортсмены и моряки, парашютисты были похожи на ангелов, и небо всегда было синего цвета.

Вот такая она, станция «Маяковская». Самая красивая в мире. Уйти невозможно.
Надо мною небо.
Синий шелк!
Никогда не было так хорошо.
Владимир Маяковский
Текст: Светлана Никова
Фото: Анастасия Борисова
Made on
Tilda