СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОМФРОНТА

Отходы...от традиций

Владимир Комаров создал реактор для преобразования мусора в солярку
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОМФРОНТА
Отходы… от традиций
Сегодняшняя свистопляска с ценами на нефть воронежцу Владимиру Комарову до лампочки. Он сам себе нефтедобытчик. Петрович не бурил скважину посреди двора, его «нефть» — результат переработки твёрдых бытовых отходов.
Ну, держись, мусор!

Тайной страстью воронежского инженера Комарова с самого начала 90-ых оставался… мусор. А выражаясь профессиональным языком — принципиально новая технология утилизации твёрдых бытовых отходов (ТБО).

Методы борьбы с ним вроде бы хорошо известны — сортировка в мусорных баках возле домов, а дальше — либо вывоз на свалку, либо (крайне редко) сжигание на специализированных заводах. Но, по последним экспертным оценкам, сжигание мусора порождает выделение ещё более ядовитых отходов высокого класса опасности. Один такой завод стоит примерно 40 миллионов долларов, а окупается за 4-5 лет. С экологической точки зрения это более, чем вредное производство, не решающее полностью вопрос избавления от ТБО. К слову сказать, их в миллионном Воронеже в год образуется порядка 500-600 тысяч тонн, а как от него избавляться? Старый полигон ТБО давно переполнен, а зараза всё продолжает свозиться туда, нанося громадный вред грунтовым водам и почве…
Владимир Комаров
Комаров же пытается решить эту проблему по-новому. Он сконструировал молекулярный реактор, подобного которому в мире пока нет. Мусор, попадающий туда, при температуре более 1500 градусов просто испаряется, образуя синтетический газ (близкий к метану), на котором могут работать и автомобильные двигатели, и котельные для обогрева городов и посёлков. То есть мусор, при правильном подходе, способен обогревать целые городские микрорайоны или заставлять крутиться двигатели машин

— Сам мусор помещается в тугоплавкую ёмкость, — рассказывает Владимир Петрович, — в которой находится расплав карбида кальция. Во время процесса все канцерогены превращаются в горючие газы, тут же появляется и другая фракция — углерод, служащий компонентом карбида кальция и участвующий в сжигании новых партий мусора. От такого реактора нет ни дыма, ни вредных выхлопов, он абсолютно безвреден. Преимуществ этого способа много. Во-первых, таким способом можно уничтожать не только бытовой мусор, но и пестициды, напалм и ураносодержащие материалы. Во-вторых,так уничтожается любой мусор — железо, стекло и т. д. В-третьих, при таком способе имеется возможность выплавки цветных, чёрных и драгоценных металлов. В-четвёртых, такие реакторы можно быстро собирать и устанавливать, а главное его себестоимость по сравнению с западными заводами на порядки ниже.

Владимир Комаров
Может, лучше про реактор?
О серьёзности изобретения Комарова говорит тот факт, что он несколько лет назад побывал в Москве и встретился с тогдашним генеральным директором Центра высоких технологий «Технопарк Московской области» экономистом, академиком, тогдашним членом экспертного совета Комитета по обороне и безопасности Совета федерации Олегом Гусаровым. Он сразу же распорядился принять Владимира Петровича на должность заместителя генерального директора — начальником отдела инноваций. Опытные образцы реактора Комарова успешно работали в Белгородской, Курской областях, сейчас в Екатеринбурге есть небольшой заводик, уничтожающий ТБО по его технологии.
— Главный плюс моей технологии в том, что она позволяет делать небольшие реакторы, рассчитанные на два-три «КАМАЗа» мусора, — объясняет Комаров. — Для райцентров и поселков, а также фермерских хозяйств это было бы решением не только многих экологических проблем. Это дало бы еще около 2,5 тонны горючего! С использованием изобретенного мной катализатора свалку площадью 10 гектаров с 20-метровыми холмами мусора можно уничтожить за месяц. И при этом получить порядка 900 тонн солярки. Одна загвоздка — хватит ли на все свалки старых покрышек?
Покрышкам – «крышка»
Последнюю загадочную реплику Петровича пояснил Юрий Шаповалов, профессор кафедры «Машины и аппараты химического производства» Воронежской технологической академии:

– Для того чтобы при сжигании ТБО в промышленных масштабах получать печное топливо, а это нечто среднее между соляркой и мазутом, необходимо сжигать вместе с мусором старые покрышки, не менее 50 процентов от его общей массы. Сегодня можно лишь приблизительно оценить, сколько их ежегодно выбрасывается. Главное же в изобретении Комарова – экологичное уничтожение мусора с возможностью отапливать помещения. На миллионный город хватило бы 20 реакторов, каждый из которых работал бы еще и как котельная. А получение мазута – дополнительная возможность. Для Владивостока, например, она весьма актуальна. Там большая проблема утилизация старых покрышек от японских авто. Комарову уже телефон оборвали.

Звонят башковитому воронежцу не только российские чиновники, курирующие ЖКХ на просторах нашей необъятной державы, а даже из Южной Кореи. Одни хотят купить технологию, другие – готовые реакторы. Их серийное производство предполагается начать в Белгородской области. Стоимость одного составляет примерно 20 миллионов рублей, а окупается он меньше чем за год.

Только все эти новшества невыгодны чиновникам: утилизация ТБО – самая криминальная сфера нашего далеко не прозрачного ЖКХ. И не зря один из воронежских мусорных «королей», которому Комаров лет десять показал свое изобретение, бросил Петровичу сквозь зубы: «Сделаю все, чтобы твоя технология не прижилась в нашем регионе…»
Кстати
* Предшественником русского реактора Комарова были устройства для переработки ТБО по методу Фишера-Тропша. Немецкие ученые-химики разработали в 20-30-х годах прошлого века технологию процесса каталитической гидрогенизации угля для получения синтетического горючего. За эти устройства Франц Фишер и Ганс Тропш вместе с двумя соратниками были удостоены в 1931 году Нобелевской премии.

Леонид Шифрин, фото Андрея Архипова

Made on
Tilda