Обеспечение жизнеспособности России с точки зрения маркетинга. Часть III

Определение точек роста — одна из главных оперативных задач экономики
Главный редактор сайта «ПРОМФРОНТ», политический обозреватель
Григорий Шугаев
Член Совета Гильдии Маркетологов,
координатор PR-комитета,
специалист по управлению маркетинговыми рисками
Дмитрий Иванюшин
Продолжая рассуждать вместе с членом совета Гильдии маркетологов, специалистом по управлению маркетинговыми рисками Дмитрием Иванюшиным о том, как нам обустроить Россию, неизбежно приходишь к необходимости тщательной оценки слабых и сильных сторон нашей Родины. Многие россияне отмечают, что огромная территория России может и должна стать колоссальным фактором экономического роста. И разговоры о величии России — это вовсе не гордыня и не «квасной патриотизм», который желают приписать нам наши враги, — это тоже маркетинговый, технологический подход. Это объективная оценка имеющихся ресурсов, необходимых для реализации дальнейшей маркетинговой стратегии государства.
Самый главный и определяющий вывод: россияне в семь раз богаче, чем все жители планеты, в среднем, конечно, если считать в натуральных ресурсах.
Есть немало специалистов, которые предлагают использовать «военный подход» в разработке маркетинговых технологий и стратегий.
Есть немало специалистов, которые предлагают использовать «военный подход» в разработке маркетинговых технологий и стратегий. В частности, Джек Траут, написавший «Маркетинговые войны», считал, что маркетинг на уровне как малых компаний, так и транснациональных корпораций — это фактически война за рынки, война за клиентов.
И Джек Траут, используя терминологию военной стратегии, указывает на то, что надо понимать, сколько сил есть у нас, чтобы использовать ту или иную стратегию. Оборонительную стратегию может себе позволить только абсолютный лидер рынка. В условиях однополярного мира Россия, к сожалению, не является абсолютным лидером на большинстве рынков. Любой же уровень атакующей стратегии — либо стратегии «следования за лидером», либо стратегии «партизанских атак» — держится на том, что мы имеем некие сильные стороны и, используя их, бьем в слабые точки конкурентов. Чтобы осуществить прорыв, надо найти эту самую слабую точку. Даже при знаменитом Брусиловском прорыве, который осуществлялся по всем направлениям и дезориентировал все австро-венгерские войска, прорыв все равно был осуществлен в тех точках, где противника был наиболее слаб.
Когда же мы оцениваем свои сильные стороны, мы четко должны понимать: оценка всегда вытекает из наших стратегических целей обеспечения жизнеспособности страны. Это такой общий сугубо технологический подход. Анализируя конкурентов, в первую очередь выявляем их слабые стороны и лишь во вторую очередь — сильные. И, наоборот, в отношении себя прежде всего выявляем свои сильные стороны. Обычно источниками негативных рисков считают внешние угрозы в сочетании со своими слабыми сторонами. Но самый главный источник стратегических маркетинговых рисков — это недооценка своих собственных сильных качеств. Именно на якобы недостаточности финансовых ресурсов и неразвитости инфраструктуры играют сейчас вражеские политики вне и внутри страны. Нам надо перевернуть сознание — понять, что ресурсы (с инфраструктурой или без — дело наживное) сами по себе — это все. Деньги — ничто, ибо это только лишь один из инструментов.
Точно так же торговля сырой нефтью, сырым газом, чем угодно, сырым лесом — это практически разбазаривание тех ценнейших ресурсов, которыми мы обладаем.
У России есть много сильных сторон, они вполне очевидны. Берем большие страны, которые оказывают серьезное влияние на мировую экономику. Смотрим, чего у нас больше, где мы сильнее. Населения у нас не так много, как в Китае, примерно столько же, сколько в Японии и Германии. Зато у нас большая территория, и это означает, что у нас много ресурсов. И ресурсы — не эфемерные финансовые ресурсы, это ресурсы реальные, естественные. А нынешняя денежно ориентированная политика заставляет нас свои ресурсы распродавать просто по дешевке. Однако за виртуальные деньги (сегодня у них один курс неизвестно почему, завтра — другой) невозможно купить объективно существующее богатство. И мы должны бы использовать эти ресурсы для себя и могли бы стать экспертами по их использованию. Менделеев нас предостерегал от простого сжигания нефти, говорил, что это все равно что жечь ассигнации. Точно так же торговля сырой нефтью, сырым газом, чем угодно, сырым лесом — это практически разбазаривание тех ценнейших ресурсов, которыми мы обладаем.
Россия находится на первом месте в мире по лесным запасам. Бывший генеральный директор корпорации ИКЕА в России Леннарт Дальгрен написал в своей книге «Вопреки абсурду»: «В России есть все, что необходимо для успешного мебельного производства. Есть прекрасная сырьевая база, энергоресурсы и квалифицированная рабочая сила». А мебельная отрасль, кстати, является одним из тех направлений, где лесные ресурсы находятся в стадии наиболее высокого передела. Имея леса, можно развивать целлюлозно-бумажную промышленность или химическую — опять же на базе целлюлозы или древесных материалов. Дальше: деревообрабатывающая промышленность, деревянное строительство, которое вполне применимо и в городской среде. Но мебель — самый высокий передел. И в этом смысле мнение директора ИКЕА интересно тем, что он был шокирован: Россия, мировой лидер по запасам леса, просто теряет его, отправляя за границу в виде сырья. Но что еще более страшно — не просто идет торговля «кругляком», у нас его воруют, контрабандой вывозят с территории России: «Россия обладает самыми большими запасами лесных ресурсов в мире, но использует не более четверти от всего подлежащего заготовке леса. В Китае ситуация противоположная: там заготавливают слишком много древесины, поэтому правительство ввело запрет на вырубку леса на большей территории страны. Китай, будучи крупным производителем и экспортером мебели, испытывает явный недостаток в сырье. Его компенсируют не всегда законным импортом круглого леса, большая часть которого поступает как раз из России».
Дерево — это же не иголка, не какой-то такой компонент, который в кармане можно пронести через границу. Из космоса даже видно контрабанду. Несколько лет назад на Мебельном саммите (международной конференции, проводимой Ассоциацией мебельной и деревообрабатывающей промышленности России) наши итальянские коллеги — одни из законодателей мировой мебельной моды — удивлялись тому, что Россия, будучи абсолютным лидером по лесным запасам, находится всего на 11-м месте по потреблению мебели, на 15-м месте по ее производству и на 46-м по экспорту. Мы же сами совершенно не ценим то, что у нас есть, а ведь тема русского леса обсуждалась как важное стратегическое преимущество России еще в XIX веке. И ведь лес — это не только сырье. Это гигантская «фабрика» по производству кислорода. Это и место для отдыха и туризма.
Следующая не менее важная, а может, и самая главная сфера, в которой мы сильны, — это водные ресурсы. Если посчитать сток рек России в Мировой океан, то мы находимся на втором месте в мире после Бразилии. Этот сток можно регулировать и накапливать на наших территориях либо использовать воду по мере ее протекания: устанавливать гидроэлектростанции, обустраивать пляжи, организовывать водный туризм и т.д. И в пересчете на душу населения у нас тоже очень хорошие показатели по водным ресурсам. Европа и Китай свою воду уже почти «выпили».
Сейчас нам предложили оценивать воду, поставили счетчики везде. Холодная вода в Москве, приток и отток, стоит 50 руб. за кубометр холодной воды, которая, в принципе, очищена, доставлена нам с помощью насосов. Но затраты на ее доставку не так велики. То есть мы платим, собственно, за саму воду. Если умножить 50 руб. на годовой сток, мы получим сумму, равную годовому ВВП. То есть один ВВП утекает в моря и океаны совершенно неиспользованным.
И самое главное — только лишь наличие гигантского водного ресурса позволяет России развернуть настоящую широкую индустриализацию ведущих отраслей промышленности: энергетики, металлургии, химпрома, энергомашиностроения, авиационной и космической промышленности и — обратите внимание — создать высокоразвитое сельское хозяйство. Все эти отрасли без воды не способны развиваться и просто функционировать. У нас же практически не ограниченный для наших целей водный ресурс.
Итак, в натуральных, в том числе самых жизненно важных ресурсах, мы богаче всех жителей планеты Земля. Вот только тратим эти ресурсы нерационально и недоиспользуем их в сравнении с другими странами. И при этом переживаем о нехватке каких-то там инвестиций — напечатанной резаной бумаги, когда реальное богатство лежит под ногами. Здесь уже есть смысл перейти к следующему этапу — непосредственной разработке национальной стратегии жизнеспособности России, поиску точек роста и оценке пределов роста. Дело в том, что можно эффективно наращивать использование далеко не любых ресурсов. Но об этом в следующей части цикла, конечной целью которого является достижение понимания, что не деньги правят экономикой и миром.

Продолжение следует

Фото на обложке: Владимир Емельянов
Made on
Tilda