Обеспечение жизнеспособности России с точки зрения маркетинга. Часть V

Что кроется за навязанными России и миру экономическими терминами
Главный редактор сайта «ПРОМФРОНТ», политический обозреватель
Григорий Шугаев
Член Совета Гильдии Маркетологов,
координатор PR-комитета,
специалист по управлению маркетинговыми рисками
Дмитрий Иванюшин
Очень многие современные экономические и политические процессы описываются с привлечением терминологии, придуманной сравнительно недавно. Но за простыми понятиями часто скрывается совершенно иной смысл. Чтобы стратегия развития России была успешной, она должна быть четкой, лишенной вторых смыслов. Безусловно, главное в любой стратегии — ее цель. Наши же стратеги, особенно из либерального лагеря, готовы говорить о чем угодно, только не о том, к чему мы все идем. Видимо, задуманное, стань оно известным, никому не понравится. Сокрытие смыслов и манипуляция сознанием российской общественности — вот то поле, на котором работают враги Отечества. О роли терминологии в современной экономике, о том тумане, которым пытаются замаскировать реальное содержание предлагаемых изменений, мы размышляем вместе с членом совета Гильдии маркетологов, специалистом по управлению маркетинговыми рисками Дмитрием Иванюшиным.
Терминология важна. Рассмотрим такой термин, как «устойчивое развитие».
В свое время в 1968 году был создан Римский клуб. Это научный центр, в который приглашены не только предприниматели, но и мыслители, и большие ученые. Там работал даже Сергей Петрович Капица.. Они исследовали многие явления глобального масштаба в интересах глобальных же корпораций. И первым ключевым докладом, представленным в 1972 году, был доклад «О пределах роста»: как долго глобальная экономика способна расти? В связи с чем был задан вопрос? В Европе и США тогда был разгар кризиса. Кстати, это совпало с переходом к нефтедолларовой и валютно-спекулятивной экономике. Экономические мыслители переключились на новые направления. Лидерство захватили не технократы, а финансисты. Но произошло это не сразу. Где-то только в 1980-е это лидерство оформилось. В 1991-м с развалом Советского Союза возродилась так называемая Бреттон-Вудская система. Но для этого необходимо было сотрудничество с Россией, что и произошло. Россия отказалась от своей финансовой системы и вновь поддержала Бреттон-Вудскую систему (одним из ее соучредителей она формально была еще в лице СССР). Было три страны, ставшие основателями системы в 1944 году. Советский Союз, Великобритания (у них было по одному голосу и по одной части инвестиций) и США (три голоса, или три инвестиционных доли, то есть контрольный пакет). И вот три соучредителя согласились с тем, что лидером финансовой сферы будут США, а международными институтами в финансовой сфере — Всемирный банк, Банк реконструкции и развития и МВФ. Понятно, что Советский Союз не допускали к определенным ключевым решениям. И еще в период Сталина СССР практически вышел из этой системы. А Беловежское соглашение 1991-го стало фактически признанием того, что Россия возвращается в Бреттон-Вудскую систему в надежде, что ей тоже дадут порулить. Но не дали.

Глобальный финансовый мир нуждается в постоянном росте экономики. Для чего требуется рост экономики? Один из вдохновителей и соразработчиков концепции Бреттон-Вудской системы, известный экономист Джон Кейнс предложил основную идею для выхода из затруднительных экономических ситуаций, основанную на наращивании спроса. Сам Кейнс работал по заказу финансовых корпораций, решая задачу, как увеличить объемы биржевой торговли и вернуть доверие граждан к банкам, чтобы они брали кредиты. Для этого он предложил создавать рабочие места, загружать людей и вернуть уровни потребительского доверия, или потребительскую уверенность. Последняя может быть только у людей, обеспеченных работой. Люди, получающие такие же деньги в виде социального пособия, менее уверены в завтрашнем дне и стараются не тратить. И после выхода из первой фазы кризиса 2007 года МВФ также обозначил в качестве главной проблемы возврат доверия к кредитам, потому что европейцы перестали их брать. Кстати, тогда и было принято ключевое решение, что надо бы Россию все же принять в ВТО, только чтобы стимулировать покупки кредитов.
Кстати, тогда и было принято ключевое решение, что надо бы Россию все же принять в ВТО, только чтобы стимулировать покупки в кредит.
Целью финансовых институтов является продажа денег. Это нормально, это абсолютно их продукт. То есть продается кредит, у кредита есть покупатель. Так как кредит надо отдавать с процентами, то покупатель тоже должен завтра заработать больше денег, чем у него было сегодня. Для этого необходим рост. Система Кейнса была вполне работоспособной, однако имела ограничения. Поэтому-то, когда гитлеровская Германия (которую также консультировал Кейнс) задалась вопросом, а что же делать, когда мы достигнем пределов развития, то и ответ прозвучал сразу — выходить на международные рынки, захватывать их. Что, собственно, Гитлер и сделал — забрал чужие территории, создал собственный «Евросоюз» и расширил свою экономику до размеров всей Европы. Потому что расширение спроса имеет предел.
Мы говорим о росте, об экспансии, о том, что Кейнсом фактически была предложена именно теория экстенсивного развития или экспансионистского роста, то есть все время наращивается спрос. Этот спрос является основным источником инвестиций в экономику. И этот массовый спрос нужен и финансистам тоже, потому что финансисты зависели от продажи кредита. А продажа кредита возможна только в том случае, если клиент кредитоспособный. А если клиент кредитоспособный (и выплачивает долги с процентами), то экономика расширяется. И так и идет: экспансия, экспансия, экспансия. В принципе, для западных стран это нормально. Западные страны заработали свой первый капитал за счет приобретения колоний. Экспансионистская стратегия им очень близка. Поэтому им понравилось, этим гигантским финансистам, идея Кейнса. Но он не сказал, как выходить из этого цикла постоянного расширения экономики, хотя, как многие уверены, знал ответ.
И эта проблема рассматривалась всеми странами. Итак, было два фактора:
1
Фактор спроса. Падение спроса — кризис. Ищется выход из нового кризиса, очередного.
2
Экспансионистская модель финансовоориентированной экономики.
Почему? Потому что в финансовой экономике, в виртуальной экономике рост теоретически возможен до бесконечности. Теоретически. Почему? Потому что в натуральном выражении человек не в состоянии потребить больше, чем может. Здесь действует принцип: нет двух голов — не носят две шляпы одновременно. В ценовом выражении человек может покупать все более дорогие вещи, демонстративно потреблять. Но не был учтен один фактор: для демонстративного потребления главенствующим фактором является время. Чтобы что-то продемонстрировать кому-то — насколько я крут, сколько у меня яхт, нужно иметь время, чтобы показать это друзьям, показать в мире. Фактор времени — регламентирующий для демонстративного потребления. Вот это не учтено. Хотя считается, что потребности человека бесконечны. И исследования предъявлялись серьезные, научные, которые осуществлялись с 1970-х при поддержке Римского клуба. И доклад, о котором мы упоминали, назывался «Пределы роста». Из него потом родилась концепция «устойчивого развития».
Устойчивое развитие — это миф, эвфемизм, потому что не сформулированы критерии устойчивости. Развитие означает экспансию, в данном случае и рост. Никакое другое значение здесь не подразумевается. Хотя можно нафантазировать себе еще что-то.
Для чего нужно «развитие»? В принципе, само слово «развитие» имеет одинаковую этимологию во всех языках мира. Ну практически. На испанском — desarrollo (раскручивание); на латыни — эволюция. «Эволюто» — спираль, или свиток, или завиток. То есть откручивающийся. Чтобы что-то развить, должно быть что-то свитое. Это может быть развертывание некой программы. То есть у нас написана некая программа, она шаг за шагом исполняется, и это будет развитием этой программы. В развитии программы происходит то-то и то-то. Если у нас есть некий материальный компонент, свитый в некую спираль ресурс, мы можем его раскручивать. Но есть пределы. Если у нас больше нет в этом свитке ничего, он полностью раскрутился, дальше его развивать нельзя.
Тем не менее просто сказали, что, дескать, никаких пределов нет. Так и была сформулирована концепция устойчивого развития. И этот термин сейчас является официальным термином, он наличествует в официальных документах Всемирного банка и ООН. И там прикрываются некими благородными целями, чтобы якобы накормить голодных. Какое отношение развитие имеет к голоду, не совсем понятно. Да, конечно, если исходить из принципа Кейнса, то чем больше рождается людей, тем больше возникает естественных потребностей, тем больше нужно еды, одежды, еще чего-то. Но мы наблюдаем сейчас замедление роста численности населения по целому ряду факторов. То есть драйвером этого роста является численность населения. И здесь опять же наблюдается ограниченность пространства — планета Земля ограничена.
Дальше проанализируем чисто экономические показатели, те же самые денежные факторы. Смотрим объем ВВП на душу населения. Если взять какое-то количество наиболее крупных стран, но с большими оборотами, мы увидим, что ВВП на душу населения у стран, которые раньше отставали от лидера — США, растет, они догоняют американцев. И в финансовой сфере, и в экономической действуют некоторые принципы, похожие на принципы правильных потенциалов, например. Вытекание потенциалов от высокого к низкому. Некое напряжение между двумя точками. Если в Китае много людей с маленькой зарплатой, а в США мало людей, но много денег, значит, деньги пойдут в Китай, а рабочая сила будет работать на США, условно говоря.
Сейчас происходит выравнивание по всему миру этих потенциалов, и здесь уже работает теория поля. Действует потенциальная поверхность поля. И опять Римский клуб собрался и сказал, что пределы роста все-таки есть, ребята, расти дальше некуда. То есть финансовая модель роста тоже исчерпана. Ну, оценивая ситуацию: что делать? Две вещи: скупать предприятия в других странах, то есть получать меньшие доходы на акцию, но иметь больше акций. Этим и занимаются. То есть эти инвестиции — это тоже некий эвфемизм. Они означают только одно, что лидерам рынка надо отдать власть над территориями.
Мы же не получаем внятных ответов, почему мы в России должны сейчас провести приватизацию активов, хотя они перспективные и с явно заниженной ценой. Никто же ничего не говорит вообще. Это табу.
Вопрос лишь в том, что эта «эквипотенциальная» поверхность позволяет получить тот же финансовый поток совершенно определенным корпорациям. Это тоже чистая экспансия. Они захватывают эти территории, но уже не с помощью войск, а с помощью своих акций. То есть они владеют всем. Например, Мексика почти полностью продала экономику и распродает ныне свои пляжи. А ведь прибрежные зоны вообще никто, нигде и никогда не продает. Мексика продает то единственное, что осталось в ведении государства. При этом она смотрится достаточно неплохо с точки зрения ВВП. Но Мексика сама себе уже не принадлежит. Это один из вариантов. Но предел развития тоже есть. Наконец, будет скуплена вся планета Земля, и все! Финансовым магнатам надо будет самоуничтожаться, потому что их принцип получения прибыли базируется на расширении продажи кредитов. А им некому будет кредиты продавать, значит, они должны будут что-то придумать. И вряд ли это будет хорошо.
Ответы есть в целях, например, того же Всемирного банка. В нулевые среди ключевых проблем он называл голод, и, получив этот сигнал, развивались корпорации, производящие ГМО-продукты. Дело в том, что пищевая промышленность была раньше местной промышленностью, глобальные игроки не могли конкурировать с местными фирмами, потому что у тех товар был всегда свежее, всегда была быстрая доставка. Поэтому необходимо было производить товары длительного хранения, с неизменяемыми свойствами, чтобы глобальные игроки могли захватывать большие рынки. И в рамках концепции борьбы с голодом были разработаны всякие химические компоненты: стабилизаторы, ароматизаторы, загустители и пр. Сейчас колбаса может вообще не содержать мяса; она состоит из смеси: 80% воды, остальное — химия или полухимия. И другие компоненты, более вредные, обеспечивающие консервацию продукции и т.д.
В рамках этой концепции в России тоже появилось очень много пищевых производств, и все они ориентированы на выпуск модифицированной еды. По какой-то причине Всемирный банк больше это не считает ключевой статьей в прибыли. Он сформулировал другие направления для контроля рынков, о которых мы поговорим в следующих публикациях.
Made on
Tilda