АЛЕКСЕЙ ШУТОВ
Туристы примчатся.
Лет через 100
Чем больше безработных, тем слаще мечты о туристах
То и дело в промышленных регионах России возникают протесты против строительства заводов. Все чаще там звучат призывы отказаться от промышленных предприятий, а развивать туризм. О механизмах «антипромышленных» протестов,о реальности обрести счастье от развития туризма и о возможностях чуда превращения промышленности в туризм, а туризма в промышленность рассуждает Алексей Шутов.
В последние 10 лет в России периодически накрывают волны массовых протестов против строительства новых современных предприятий. Приходы соответствуют всем строгим экологическим нормам, прошли всевозможные экологические экспертизы. Уровень безработицы, но традиционно нелучшая экология.

Абакан, Красноярск, Новокузнецк, Новохоперск, Троицк (Челябинская обл.), Челябинск, Ухта, Асбест, Кингисеппский район Ленинградской области, Култук (Иркутская область), Атаманово (Новокузнецкий район Кемеровской области), Курган, область) (Челябинская область)

У нас всегда есть организаторы, как правило, финансовые средства на выпуск агитационной продукции и оплачивают отдельных сотрудников, часто -приглашенных профессиональными политтехнологами.
У конкурентов могут быть разные, но традиционно это либо устранение конкурентов, либо продвижение че-либо официальных амбиций, либо банальное вымогательство. В одной из протестных кампаний должны быть все цели.
Псевдоэкологическая «антипромышленная» волна, направленная на политический берег, совершенно доселе неизвестная фигура, выталкивает на поверхность - «реанимирует» действующую политику или кандидата. Раз. И ты депутат горсовета. Два. И решил свои бизнес-проблемы. Три. Баллотируешься в мэры.

Создающей деятельности такого молниеносного эффекта достичь невозможно. И тут придумал сказку про ядро-завод.Народ у нас доверчивый, собственный здоровый, опечаленный, нервный и недолюбленный, поэтому легко поддается при этих незатейливых манипуляциях.
Организаторы-политики нацелены на карьеру во власти в том или ином виде. «Раскрутиться» через экологические протесты - самый бюджетный и эффективный путь. А там уже от мощности прилива - можно и в губернаторы на гребне волны влететь, с такой-то популярностью у населения.
В Советском Союзе, конечно, думали о сохранении окружающей среды, матушки-природы, но в приоритетах промышленных предприятий всегда был план выпуска продукции. План надо было выполнять, а слово «экология» тогда вообще не употреблялось.
Прошли годы. Некоторые производства, конечно, были модернизированы и соблюдают современные экологические нормы, но большинство «динозавров» работает по старинке. Во многих регионах эти предприятия градообразующие, поэтому закрытие их даже на несколько месяцев вызовет социальную катастрофу. Да и владельцы думают о прибыли, о чем им еще думать.
Так и пыхтят эти заводы по всей стране, практически не вызывая никаких серьезных протестов со стороны местных жителей
. «Свое не воняет- объясняют они. С трубами сроднились, воздуха этого слаще нет. А чужого нам не надо. Высокотехнологичное, говорите, закрытого цикла? Не, а если вдруг авария? Люди зря говорить не будут. Да и не верим мы этим пришлым. Мы тут туризм развивать будем, к нам со всего мира попрут. И из Америки.»
Щедрые пилигримы не скупятся на наличные деньги, не отправляются послушать музыку на скамейке в парке, чтобы рассказать, что завод встал и жизнь закончилась. И он потомственный металлург.
Обитателям промышленных городов, где есть возможность работать по профессии и содержать семью. А для развития туризма, кроме «сладких морковок», требуются большие финансовые вложения, развитая инфрастуктура, высокопрофессиональные кадры. И время, много времени ...

Туристов рассчитывать не стоит. Они испытывают восторг от повествования о происшествиях и похмельных лицах.

Щедрые пилигримы не скупятся на наличные деньги, не отправляются послушать музыку на скамейке в парке, чтобы рассказать, что завод встал и жизнь закончилась. И он потомственный металлург.

Толстосумы - путешественники, мечтающие пожить в гостинице, пропахших химией «евроремонтов». Вкусной радости от общения с дикой природой-матушкой консервных банок и пластиковых бутылок.

Что бы вы ни делали, чтобы вы были в полном восторге от всего своего жителя?
Вся наша необязательная страна - это огромный неотшлифованный алмаз. Для того, чтобы он превратился в бриллиант, ему нужны все необходимые технологии, специальное оборудование, технологии, мастер-профессионалы. И время.

Что нужно, чтобы турист попер? Наверно, копать. Вы можете повезти, и вы соберете целеидный комплект уникальных артефактов. Они убедительно будут доказывать, что здесь, в вашем городе, есть и Гиперборея, а жемчужиной коллекция станет малахитовый Айфон Чингисхана.

Но не торопитесь об этом никому рассказывать. Туристы заморские-арабские лет через 100 косяков потянулись на диковинки подивиться - а в городе больше никто не живет. Хотя дышится славно!

Все, что у них есть, было построено любое (!) Современное высокотехнологичное производство. Протестовать против строительства можно просто на улицу от безработного работяги. Но они не интересны. Поэтому там заводы закрываются.

Как правило, это город с многовековой историей, с большим количеством архитектурных жемчужин. Расположены в непосредственной близости от Москвы.

Это они вынуждены уповать только на развитие туризма. Одним туризмом стотысячный город не прокормить. Так живет там мечта о новых производствах.

Завод, подобный красноярскому, нереализованному из-за протестов проекта, по-прежнему «пыхтит» в природоохранной зоне Калифорнии. И никого это не беспокоит.

Мы живем в чудо, взлелеенную народными сказками, не выжечь напалмом. По себе знаю. Помечтаем о чем-нибудь другом? Не в одних туристах счастье. Да и не хватит его на всех.

Златоуст
Краткая история одного протеста.
09.2011
Красноярск, строительный завод ферросплавов, связанное с освоением крупнейших в России месторождений марганца в Хакасии.

В этом случае (200 миллионов долларов в год) украинскому магнату нужно было найти все возможные конкуренты, чтобы остановить освоение Усинского месторождения. Для организации этого протеста в Красноярске прибыл десант политтехнологов Коломойского. И начались «страдания по яд-заводу».

В итоге: в 2012 году проект завода ферросплавов в Красноярске после массовых испытаний населения был закрыт, разработка месторождения заморожена. Практически весь российский марганец по-прежнему импортируется. Не говоря уже о марганцовке.

Лидеры протестуют за благополучие стали депутатов горсовета, что требует от Коломойского продолжения осваивать Никопольское месторождение, марганец с которого российские металлургические предприятия продолжают закупать в обход санкций.

В Красноярске растет количество безработных металлургов, выпускников профильных вузов.

Компания «Чек-Су», построила для этого железнодорожную ветку, автомобильную дорогу в Тайге, несколько мостов, заключила контракт с администрацией Красноярского края и предоставила все разрешительные документы и экспертизы, обанкротилась. Стратегическое сырье для производства качественной российской стали по-прежнему только импортное.

Made on
Tilda