СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПРОМФРОНТА

Завод из Зазеркалья

Завод-сказка австрийского архитектора Фриденсрайха Хундертвассера из путешествия Анастасии Борисовой. Специально для ПромФронта.
специально для промфронта
Завод из Зазеркалья
Анастасия Борисова
"ПРОМФРОНТ", Вена
Австрийский архитектор и художник Фриденсрайх Хундертвассер (1928−2000) носил носки разного цвета, менял своё реальное имя Фридерик Штовассер на капитан Регентаг («Дождливый день») и Дункельбунт («Тёмно-красочный»), абсолютно голым читал свой манифест «Право на третью кожу» перед изумлённой публикой, да и на встречу с мэром Вены однажды тоже явился без одежды. Очевидно, что такой человек не мог создавать что-то заурядное. Кто-то к его творчеству относится с раздражением, кто-то с восторгом, но равнодушным не остаётся никто.
В конце 1980-х годов Венский бургомистр Гельмут Цильк обратился к Хундертвассеру с просьбой оформить фасад мусоросжигательного завода в Шпиттелау, который сильно пострадал при большом пожаре. Первоначально архитектор, известный своим трепетным отношением к окружающей среде, был принципиально против этого завода, ведь мусор можно перерабатывать, а не сжигать. Однако ему было обещано, что после полной реконструкции на заводе будут использованы новейшие технологии очистки дымовых газов, и он будет соответствовать самым строгим экологическим требованиям. Важным аргументом в пользу целесообразности завода послужил тот факт, что в таком большом городе, как Вена, невозможно переработать весь мусор, а тепловая энергия от его сжигания идёт на обогрев жилья.

В итоге Хундертвассер изменил своё негативное отношение к «мусорному утилизатору» и благодаря его таланту обычное промышленное здание превратилось в средневековый замок с высоченной башней, в которой как будто томится в заточении принцесса, ожидающая своего прекрасного рыцаря на белом коне.
Завод, как и другие преображённые художником уже существующие строения, после реконструкции обзавёлся невероятной расцветкой, мозаичными вставками, многочисленными колоннами и мини-садами.
«Я хочу, чтобы меня звали волшебником растительности или чем-то в этом роде»,  говорил Хундертвассер. Растения являются одним из ключевых принципов его архитектуры: он хотел, чтобы каждое дерево и куст, выкопанные при строительстве здания, были затем пересажены, например, на крыше или балконах.
126-метровую башню-трубу венчают огромные зеркальные шары, похожие на ёлочные украшения. Это не просто броский архитектурный декор, а современные фильтры, которые удаляют из дыма тяжёлые металлы, кислоты и диоксид серы. На протяжении дня шары сверкают на солнце, а ночью на них мерцают тысячи лампочек.
Самый известный австрийский зодчий двадцатого столетия считал колонны основной чертой западного искусства. В оформлении здания завода использованы как разноцветные керамические колонны, покрытые прозрачной глазурью, так и металлические синие, увенчанные золотыми сферическими маковками.
Стремящийся к единению с природой, Фриденсрайх отвергал прямую линию как в природе несуществующую, поэтому стены и этажи его зданий всегда «танцуют».
Множество глаз-окон — ещё один излюбленный художественный приём архитектора. В манифесте «Право на третью кожу» он декларировал: «человек окружён тремя слоями: кожа, одежда и стены дома». Окна — это мост между внутренним и внешним пространством. Как первая кожа пронизана порами, так и третья — окнами.
На сегодняшний день завод не только сжигает значительную часть городского мусора (260 000 т ежегодно), но и вырабатывает тепловую энергию для обогрева 60 000 венских квартир.
Возле предприятия в едином с ним стиле выстроен офис Fernwärme Wien — это компания, распределяющая тепло.
Этот завод-артефакт не портит ни воздух, ни городские виды. Экологически безопасная австрийская технология сжигания мусора признана во всём мире. Вена до сих пор является одной из самых чистых европейских столиц.
Фото: Анастасия Борисова

Made on
Tilda